Мигель де Сервантес Сааведра

Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. Если бы мой друг, на которого я сейчас жалуюсь, не смог припомнить обо мне ничего, кроме только что приведенных сведений, то я сам охотно бы собрал о себе дюжину-другую справок и сообщил ему их по секрету, а он прославил бы потом повсюду мое имя и превознес мое дарование. Поскольку удобный случай уже упущен и я остался, так сказать, без образа и подобия, мне остается прибегнуть к своему собственному языку, и хоть я вообще и заикаюсь, но правду я буду говорить без запинки, к тому же для того, чтобы выразить ее, достаточно бывает даже знаков. Вот почему я и заявляю тебе уже не в первый, а во второй раз , любезный читатель, что тебе ни в коем случае не удастся подцепить мои Новеллы на удочку, потому что ты не найдешь в них для этого ни головы, ни ног, ни туловища или еще чего-нибудь в том же роде; я хочу этим сказать, что любовные дела, которые там иногда изображаются, до такой степени приличны и согласованы с христианским образом мыслей, что не могут навести на другую мысль неосмотрительного или щепетильного читателя. Я назвал их назидательными, и действительно, если как следует посмотреть, среди них нет ни одной, из которой нельзя бы было извлечь полезное назидание, и если бы не боязнь распространиться, я, пожалуй, тебе показал бы, какого рода полезную и вкусную пищу можно извлечь как из всех новелл, взятых вместе, так и из каждой в отдельности.

Мигель Сервантес – Назидательные новеллы

— двенадцать небольших произведений, написанных Мигелем де Сервантесом между и годами и напечатанные отдельным сборником в Мадриде в году. Обычно их подразделяют на две группы: Первые были самыми популярными новеллами в то время. К ним относят следующие новеллы: Новеллы реалистического характера рассказывают о реальных людях и реальном мире, нередко с умышленным порицанием.

Сила крови. ревнивый эстремадурец. Высокородная судомойка. Две девицы. Сеньора Корнелия Обманная свадьба. Новелла о беседе.

Тот проявил блестящие способности, с успехом обучался в университете, случайно познакомившись и подружившись с капитаном пехоты доном Диего де Вальдивия, совершил в его обществе путешествие в Италию и Фландрию, затем, вернувшись в Испанию, получил степень лиценциата прав. Тут везение Томаса кончилось. В него влюбилась некая дама-куртизанка и, не добившись взаимности, пустила в ход приворотное зелье. Зелье оказалось ядовитым, и несчастный Томас едва не отправился на тот свет. Он долго болел, а когда поправился, оказалось, что он повредился рассудком.

Бедняга вообразил, что сделан из стекла, и любое неосторожное прикосновение разобьет его вдребезги. Он никого не подпускал близко, всегда держался середины улицы, чтобы ему на голову не упала черепица, а еду ему клали в соломенный футляр для ночного горшка, который он носил с собой привязанным к длинной палке. Одевался он в просторный балахон, летом ночевал в чистом поле, зимой на сеновале, зарывшись по горло в сено.

Проходил он как-то мимо"злачного" заведения, сиречь публичного дома; увидев, что у дверей стоит множество его обитательниц, он заметил, что это - лошадки из армии самого сатаны, сделавшие привал на адском постоялом дворе. Некто спросил его, какой совет или какое утешение может он дать его другу, весьма огорченному тем, что жена его убежала с другим. На это Видриера ответил: Между прочим, один студент спросил его, не поэт ли он:

Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1], наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами. Под портретом мой друг мог бы написать:

Можно разделить новеллы Сервантеса на три группы: новеллы для него на первом плане (“ревнивый эстремадурец”, “Великодушный поклонник”).

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет.

Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами. Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. Если бы мой друг, на которого я сейчас жалуюсь, не смог припомнить обо мне ничего, кроме только что приведенных сведений, то я сам охотно бы собрал о себе дюжину-другую справок и сообщил ему их по секрету, а он прославил бы потом повсюду мое имя и превознес мое дарование.

Поскольку удобный случай уже упущен и я остался, так сказать, без образа и подобия, мне остается прибегнуть к своему собственному языку, и хоть я вообще и заикаюсь, но правду я буду говорить без запинки, к тому же для того, чтобы выразить ее, достаточно бывает даже знаков. Вот почему я и заявляю тебе уже не в первый, а во второй раз , любезный читатель, что тебе ни в коем случае не удастся подцепить мои Новеллы на удочку, потому что ты не найдешь в них для этого ни головы, ни ног, ни туловища или еще чего-нибудь в том же роде; я хочу этим сказать, что любовные дела, которые там иногда изображаются, до такой степени приличны и согласованы с христианским образом мыслей, что не могут навести на другую мысль неосмотрительного или щепетильного читателя.

Новеллы Сервантеса

Комментарии Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром.

Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Мигель де Сервантес Сааведра () – величайший писатель, чье Новелла c ревнивый эстремадурец (переводчики: Б Кржевский.

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. Если бы мой друг, на которого я сейчас жалуюсь, не смог припомнить обо мне ничего, кроме только что приведенных сведений, то я сам охотно бы собрал о себе дюжину-другую справок и сообщил ему их по секрету, а он прославил бы потом повсюду мое имя и превознес мое дарование.

И в самом деле, думать, будто подобного рода восхваления содержат только строгую истину, — большое заблуждение, ибо ни для осуждения, ни для похвал не существует никакой твердой мерки.

ревнивый эстремадурец

, . .

Т. 2: ревнивый эстремадурец. Подставная тетка. Высокородная судомойка. Две девицы. Сеньора Корнелия. Обманная свадьба. Новелла о беседе.

Стихотворные переводы - Михаил Лозинский. Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. Увидев себя без денег и почти без друзей, он прибегнул к средству, к которому прибегают многие другие прометавшиеся люди этого города, а именно к поездке в Америку - пристанище и убежище для людей, потерявших последние надежды в Испании, спасение для бунтарей, вольный рай для убийц, укромное и удобное место для игроков, которых люди, сведущие в этом деле, называют"сиертос" , великий соблазн для распутных женщин, а вообще мало кому помогающее средство.

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме , он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана. Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Чтобы покончить со всем, что не имеет прямого отношения к нашему замыслу, скажу, что к тому времени, когда Фелипо прибыл в Америку, ему было сорок восемь лет, а за два десятилетия, которые он провел на чужбине, наш путник с помощью сноровки и усердия сумел нажить свыше ста пятидесяти тысяч"печатных" песо Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их - во избежание неприятностей - по описи и поехал в Испанию.

После высадки в Сан Лукаре он прибыл в Севилью, отягощенный годами и богатствами, получил в полной исправности свое добро и стал было разыскивать друзей, но все они вымерли; тогда он пожелал уехать на родину, хотя, правда, имел известия, что ни одного его родственника в живых уже не осталось.

Мигель де Сервантес Сааведра «ревнивый эстремадурец»

Комментарии Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром.

Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать:

Мигель де Сервантес НАЗИДАТЕЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ; Пролог к читателю Видриера · Сила крови · ревнивый эстремадурец · Высокородная судомойка .

Перевод с испанского Б. Кржевского Стихи в переводе М. По художественной зрелости они не уступают знаменитому роману, и недаром они создавались в промежутке между написанием первой и второй его части. Популярность их велика, отзвуки их мы находим во множестве произведений более поздней европейской литературы. Новеллы Сервантеса менее сосредоточены на одном-единственном интересе сравнительно с новеллами Боккаччо. Впечатления, которого Боккаччо достигает тремя-четырьмя новеллами, Сервантес добивается не выходя за пределы одной.

В каждой своей новелле Сервантес затрагивает жизнь с разных ее углов и в разных ее измерениях, каждая новелла у Сервантеса представляет собой нечто многообъемлющее и универсальное. Разумеется, они не исчерпывают всех явлений этой жизни полностью и систематически. При таком способе изображения вся Испания угадывается, представляется нам по дороге от одной крайности к другой.

Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский/Don Quixote of La Mancha

Хочешь узнать, как можно справиться с проблемой c ревностью и вычеркнуть ее из твоей жизни? Жми тут чтобы прочитать!